Как меня развели в начале нулевых

Как меня развели в начале нулевых

В 2002 году я приехал из деревни в Московскую область. Поступил в ПТУ на специальность электрогазосварщика. Нашёл место в общежитии, подработку на первое время.

Мне тогда было немного, совсем ещё юнец, остатки дедовского воспитания и веры в лучшее затмили мне глаза на жестокую реальность.

Познакомился я с Анной, красивой девушкой, тоже студенткой колледжа (муниципальный факультет), она была очень красивой и на первый взгляд порядочной.

Мы стали встречаться, я как мог делал ей небольшие но приятные, романтические сюрпризы. Но один день навсегда испоганил мою жизнь.

Все просто. мы гуляли в парке.

Ничем не примечательный, простой городской парк.

Итак, идем. Она с цветами, улыбается, я держу её за руку и мы мило общаемся. Навстречу нам 5 человек откровенно бандитской наружности.

Главарь этой шайки стал на меня наезжать в грубой форме. Он говорил, что встречается с ней уже 2 года, она его типа «тёлочка», я в этой схеме левый тип, а за попытку увести потребовал наличность или с его слов «пришлю в бубен». Анна была удивлена, или просто сделала вид. Но она промолчала и не сказала ни слова в ответ.

Я парень не хилый, высокий и крепкий. Не штангист конечно, но в рукопашной схватке труса не праздновал. В кармане был пакетик с солью и перцем, отец научил так сказать «на всякий случай».

Делаю вид, что готов расстаться с наличностью и швыряю ему в лицо, после чего резко с вкладыванием корпуса попадаю ему «в бубен».

Затем резко схватил бутыль из мусорного бака, разбил, сделал «розу» и стал им угрожать.

И тут началось самое интересное.

Подкатил патруль милиции и закрутил мне грабли за жопу. Отвезли в отделение, затем привезли всю шайку, включая Аню. Когда я попытался оправдаться, меня никто не слушал, а чтобы «заткнул хлебало» ещё и пробили фанеру.

Главарю шайки промыла глаза приехавшая скорая. Его потом направили на освидетельствование и он снял побои согласно закону. Остальные члены шайки, в том числе и Аня дали показания против меня.

Аня так вообще заявила, что они с Алексеем (так зовут главаря) вместе, что любят друг друга и я типа её бывший, преследую её и она попросила его поговорить, чтобы я отстал.

В тот момент я подумал: «Парень, ты попал». Это развод. Классика жанра. Либо платить деньги за побои, чтобы дело не дошло до суда, или отправишься валить лес на север.

Следователь потребовал от меня контакты людей, готовых заплатить за мою свободу деньги. Но денег у родных не было.

Дело сшили по хулиганке и нанесении повреждений средней тяжести (Алексей при падении от удара двинулся затылком). В этой ситуации я ничего не мог поделать.

Итак, год в следственном изоляторе. Исхудал. А дальше был суд, на котором и присутствовала вся эта шайка-лейка.

Мне дали 5 лет по совокупности. Государственный адвокат слился в ходе суда и ничем не помог. Или не хотел. Прокурор просил 2 года поселения, но судья решил, что мне следует «перевоспитаться» на строгом режиме.

Вот так я и попал )

Отбыл весь срок. Условно — досрочное не получил из-за принципиальной позиции руководства колонии. Начальником был человек старой закалки, так сказать советского уклада жизни и никаких ошибок в работе следствия и суда не признавал. Он часто высказывался репликами Жеглова, говорил что преступник должен сидеть в тюрьме, что наказания без вины не бывает ну и так далее.

А к таким как я он относился с особой строгостью. Хорошо хоть разрешил в местном спец ПТУ доучиться. И на том спасибо.

После срока мне пришлось начинать всё сначала. Работал на прокладке труб в Уренгое в собачьих условиях. Жил то в бараках, то в строительных бытовках.

Кое-как нашел работу по специальности в Москве. Поначалу работал за гроши и пытался халтурить на отделке. Научился многому. Вскоре открыл средний по прибыльности бизнес и стал заниматься строительством как подрядчик.

Решил вопрос жильем но вот знаете, с тех самых пор у меня осталось недоверие к женщинам и людям в форме. Я не знаю где Аня и что с ней, но если повстречаю следователя или главаря той шайки мало им за 5 лет зоны точно не покажется. Убивать не стану. Но покалечу до инвалидности.

Обидно, что меня развели как последнего лоха.

 

Источник